Девясил высокий

                     Девясил высокий
    Растение весьма приметное: мощный стебель в рост человека, крупные желтые соцветия,
собранные в корзинки, внушительной величины листья, прикорневые на черешках, а выше
стеблеобъемлющие. Цветет девясил в июле. В Подмосковье он встречается по мокрым
лугам, оврагам и балкам. В последнее время ему все чаще дают «прописку» в любительских
садах, по праву причислив к флоре здоровья.

Герани

                        Герани
    Когда лес справит праздник свежей листвы, а просторные июньские дни раздадутся во всю
ширь, начинается пора герани – луговой, лесной и болотной. Лиловые и пурпуровые сполохи
лепестков тогда заметишь в перелеске средь раскидистых папоротников, по краям
суходольного луга, на межах, перелогах и даже вдоль зеленых сельских улиц, где герань
пышно разрастается по соседству с неприхотливым спорышем. Растение это – неизменное
украшение отечественной флоры.

Васильки

                        Васильки
  Когда ночи сойдут на нет и просторные июньские дни повеют жарынью, вдоль хлебного
пола зажгутся синие васильки. Лазоревыми огоньками мигают они и на паровом клину, и
средь пышных клеверов, куда попали также незванно, и на обочинах проселочных трактов.

Аир обыкновенный

                     Аир обыкновенный
    Отыщется аир как по берегам рек, озер, прудов, так и в старицах, по днищам лощин,
мокрых балок и в долинах рек. Цветки его невзрачные, собраны в буровато-зеленоватый
початок. Может быть, из-за них и дано растению научное название Acorus calamus, то есть
неукрашенный, некрасивый. Правда, имеется и другое толкование, по которому название аира
восходит к греческому слову «акорон», что означает «душистый».

Чистотел большой

                     Чистотел большой
    Научное название этого растения – Chelidonium mahus – переводится как ласточкина трава.
Пробуждается чистотел с прилетом касаток, а усыхает, когда деревенские щебетуньи
подадутся в отлет. За склонность селиться подле тына (забора, частокола) чистотел в русских
говорах прозван подтынником. Растет он и в осветленных лесах, на залежах, по оврагам, а
как сорняк – на огороде.

Цикорий обыкновенный

                  Цикорий обыкновенный
    Он зацветает поздно, вровень с душистой липой. Зато когда подернется голубизной,
считайте, подошло полное лето. Пора эта – самая благодатная в году: на лугах вовсю
запасаются сеном, ржаная нива наливает зерно и скоро под косилку преклонит колос, в лесу
раскинута ягодная скатерть-самобранка – поспели земляника и черника. Зацвел цикорий,
стало быть, солнышко застаивается в зените, тепла и света – вволю. За это наша травка и
прозвана солнцевой сестрой.

Тысячелистник обыкновенный

               Тысячелистник обыкновенный
    Изреживается, скудеет суходол к середине лета. Изнуренные солнцем и знойными ветрами
зеленые поселенцы заметно никнут, грубеют. И лишь тысячелистник стоит прям и голенист,
теперь уже вровень со злаками. Да и зацвел к тому же! Крепкие, задеревенелые стебли его
широко подернулись поверху плотными щитками, сразу преобразив выгорающее
разнотравье.

Сушеница топяная

                     Сушеница топяная
  Селится сушеница топяная, или болотная, по берегам рек, озер и прудов. Найдете ее и на
сырых лугах, в приречной пойме. Растение это однолетнее, относится к тому же семейству
астровых, куда входят полынь и одуванчик, череда и василек.

Подорожник большой

                  Подорожник большой
   Эта трава всегда на виду. Идешь ли берегом реки, выгоном, лесной дорогой иль
деревенской улицей – подорожник попадается всюду. Иной раз куртиной, высыпками, а чаще
– разреженно, среди разнотравья. Вот уж истинно – зеленый попутчик! В местах безлюдных,
глухих подорожника почти нет; зато в обжитых, хоженых он истый завсегдатай. Привязанность
его к человеку объяснима.

Печеночница обыкновенная

                  Печеночница обыкновенная
    Ранней весной, когда и снег-то еще не весь согнан, сквозь ветошь прошлогодней листвы
пробиваются мелкие лиловые цветочки печеночницы, по-другому голубой перелески (Hepatica
nobilis). «Угрюмый старый еловый лес вдруг словно ожил, одухотворился: по его опушкам и
прогалинам раскрылись голубенькие «глазки» и робко смотрят на свет божий, едва
приподнявшись над землею, и манят к себе неудержимо…» – читаем в книжке Д. Н.
Кайгородова «Наши весенние цветы».