Горец змеиный

Юное лето – июнь справляет праздник свежей листвы. Клейкая, душистая, прочная, она
преображает, разлохмачивает кроны, зеленым ливнем низвергается с высоты. А разнотравье
вроде россыпей самоцветов. Каких только нет тонов и красок! И больше всего аметистовых
вероник, бирюзовых колокольчиков, лазуритовых гераней. Решительно нет времени краше и
радостней.

    Именно в такую пору на лесной опушке зацветает горец змеиный (Polygonum bistorta),
по-другому раковые шейки. Горец змеиный достаточно высок, стебель его вытягивается на
аршин, а то и на метр. Прикорневые и нижние стеблевые листья крупные, длиной с ладонь, но
значительно уже и заостреннее. Черешки их крылатые и тоже длинные. Верхние листья
мелкие, линейные, сидячие, волнисто-выемчатые, снизу сероватые, обметаны короткими
волосками, но могут быть и голые.

    Завлекательнее всего у горца розовые цветочки, собранные в плотный колосок, будто
оперенная стрела вонзилась в зеленую луговину. И когда заросль этой травы обширная, от
стрельчатых стеблей рябит в глазах. До чего же их много всыпало! И один другого краше,
стройнее, Корневище горца толстое, извилистое, оно напоминает раковую шейку (отсюда и
распространенное прозвище) или змею, что также отражено в названии горца – змеиный. Но
вообще-то простонародных кличек у этой травы много: змеевик, черевная трава, макаршино
коренье, рачинец, дикая греча, дикуша – да разве все припомнишь! Дикой гречей этот горец
называли, очевидно, потому, что растение из семейства гречишных.

    Горец – многолетняя трава, подолгу обитает на одном месте. Обильно произрастает на
влажных опушках, низинных и водораздельных лугах, а также на торфяниках и прирусловых
поймах. Мирится с близким залеганием грунтовых вод, но к поверхностному затоплению
чувствителен. Особенно ему «не по нутру» заиление. Почвы предпочитает обеспеченные, хотя
уживается и на бедных питательными веществами. Лишь бы не забивали другие травы,
особенно плотнокустовые.

    Отрастает горец начиная с апреля. В мае он уже выкидывает стрелку и может зацвести.
Покрасовавшись накоротке, растение осыпает мелкие околоцветники, и в колосках его
появляются коричневые трехгранные орешки. Вскоре и они осыпаются. На вольной воле
только что затевается сенокос, а горцу змеиному не утяжелять копен. Он до сенокоса сник,
засох, и стрелы стеблей его свалились, ладошки листьев почернели, хрупкими сделались.
Косари не горюют, дикая греча в сушку малопригодна. Кто пробовал заранее скашивать –
хорошего сена не получал: листья сохли плохо, подолгу оставаясь склизкими, влажными;
когда же высыхали – крошились под граблями, осыпались.

    А вообще-то горец змеиный – ценный питательный корм. Он и белками богат, и клетчатки в
нем много. Активных действующих веществ не содержит. На пастбище листья горца
поедаются овцами и коровами, но лошади, по словам пастухов, будто бы обходят эту траву.
Зато на севере олени общипывают его с жадностью, не оставляя после себя ни листьев, гни
соцветий. Вырастает же там горец змеиный поздно и держится зеленым до сентября. Семена
его – лакомство таежных медведей.

    Горец змеиный – старинное лекарственное средство. Целебным у него признается
корневище, то самое, что так напоминает раковую шейку. Копают его осенью, в пору
замирания природы. Вынутое из земли корневище стряхивают, обрезают от остатков ботвы,
затем моют в холодной воде. Перед сушкой сырье осматривают, подгнившие места
вырезают, и только после этого корневища режут и раскладывают на чердаке. Надо иметь в
виду, что при затяжной сушке сырье внутри буреет и может заплесневеть. Усыхают
корневища в четыре раза. Сушеные корневища тяжелые, твердые, немного сплюснутые.

    В народной медицине корневища горца применяли как вяжущее средство при поносах, а
также для лечения мочевого пузыря. Примочками из его отвара лечили застарелые раны,
чирьи и язвы. Но все-таки основная часть сбора предназначалась не для лекарственных
целей, а на хозяйственные нужды – приготовляли черную и желтую краски и на дубление кож.

    В научной медицине препараты горца широко используются как сильное вяжущее средство
при острых и хронических энтеритах и колитах.

    Молодые листья горца змеиного пригодны в пищу, обварив, их кладут в салат. Отмытые,
истертые корневища когда-то использовались как примесь к хлебу. Выпекали такой хлеб,
разумеется, при недородах. Сушеными корневищами можно заваривать чай